Назарбаев и пропущенный удар

Президент все идеально рассчитал с перевозом столицы. Вернее, ему казалось, что он все рассчитал. В его плане была только одна брешь.

Он построил крепость, в которой все находится под его тотальным контролем. Он распоряжается всем — деньгами страны, природными ресурсами нации и судьбами своих крепостных. Его гнева боятся, его расположения добиваются всеми правдами и неправдами (подставить ближнего — первый из методов). В окружении президента идет непримиримая подковерная борьба за влияние на него, на Назарбаева.

Каждое его слово считается истиной в последней инстанции. Он может выступать на государственном телевидении и рассуждать о нанотехнологиях и параллельных мирах — и никто ему не подскажет, что в его стране еще не всем гражданам хватает хлеба, что жители села еле сводят концы с концами, что половина населения страны живет за чертой бедности.

Он может наслаждаться бесконечным потоком лести, он может даже уверовать в свою избранность. Но он уже знает, что допустил ошибку, цена которой может оказаться очень дорогой для его всевластия.

Проблема крепостей в том, что земли за их пределами развиваются по своим законам. Деревни платят суверену обильную дань, падают ниц перед Ним и его вассалами, демонстрируют свой страх (благо, есть чего бояться) — но в перерывах между проявлениями верности живут своей жизнью.

Некоторые так и остаются прозябать в нищете, неспособные поднять голову над своими заботами (таких большинство). Но обязательно найдется село, где коровы и овцы пожирнее и курицы покрупнее. И правит таким селом князек, который бьет перед господином все меньше поклонов.

У нас такой землей вполне предсказуемо оказалась Алма — Ата — не зря президент так не любил этот город. В период горбачевской перестройки первые в Союзе акции гражданского неповиновения и демонстрации в 1986 году произошли именно в нашем городе. Это в сильнейшей степени напугало как Горбачева, так и Назарбаева.

Назарбаев испытывает практически животный страх от того, что люди вспоминают дни 17 и 18 декабря 1986 года- как черные, траурные, когда совершались гонения за инакомыслие, когда наказывали тех, кто хотел свободы.

Чуть больше 10-ти лет спустя Назарбаев увез отсюда столицу в надежде, что бурно развиваться будут только те территории, по которым ходят чиновники его администрации. Ему было сложно представить, что в новую столицу всех придется загонять кнутом (в том числе иностранные посольства, которые упорно сопротивлялись), и что многомиллиардные вложения так и не обеспечат реального процветания его земли обетованной.

А покинутая им Алма — Ата росла сама, как на дрожжах. И в какой–то момент президент просто упустил контроль над развитием оставленной старой столицы. Но это бы еще полбеды — следом он допустил еще одну непростительную для такого стратега ошибку. В попытке восстановить свое тающее влияние он посылает руководить городом слишком амбициозного бывшего комсомольского вожака, который, к тому же, по всем формальным признакам подходит на роль будущего главы государства.

Конечно, пакуя чемоданы перед отъездом из Астаны в Алма — Ату, Имангали Тасмагамбетов клялся в вечной верности великому правителю. Конечно, изображал смирение, адекватность и подконтрольность. Конечно, играл на гитаре на застольях и развлекал хозяина красивыми песнями. Но другую должность после премьерского кресла Назарбаев не решился ему предлагать. По–видимому, и сам Тасмагамбетов не согласился бы на другое предложение.

И как президент мог столь расслабиться и потерять бдительность? Ведь все эти песни должны были вызвать в его памяти знакомые картины. И двух десятков лет не прошло, как он сам так же клялся в верности своему хозяину, который поднял его из ниоткуда и возвысил до позиции председателя Совета министров Казахской ССР в далеком 1984 году. Ведь и он так же убедительно демонстрировал свою покорность и преданность, не знающую границ. И так же развлекал своего благодетеля песнями и анекдотами, чтобы быть всегда на виду. Кстати, все новые анекдоты молодой тогда Назарбаев тщательно записывал в маленький блокнотик, который всегда был в пиджаке, и заучивал наизусть.

Но стоило власти лидера коммунистов республики Динмухамеда Кунаева ослабнуть, как от верности и признательности не осталось и следа. Первый президент независимого Казахстана прекрасно должен был помнить на своем опыте, что цена клятвам стремится к нулю, когда речь идет о такой ставке, как ханский трон.

Впрочем, каждому человеку хочется верить, что весь предыдущий опыт человечества заканчивается на нем, а он сам достаточно умен, чтобы вовремя увидеть опасность, которую до него пропустили столько мудрых и опытных людей. Возможно, президент уже был настолько уверен в своем «газонокосильном аппарате», который год за годом стрижет политическую лужайку, нейтрализуя каждого сколько–нибудь заметного политика, что не придал значения возможному росту Имангали, этого выходца из западного региона, на южной земле.

Как–то я спросил Назарбаева, а зачем он назначает Тас–магамбетова мэром Алма — Аты, если не доверяет ему. Ответ меня просто поразил- пусть поработает, пусть побольше погрязнет в коррупции, пусть побольше запачкается в грязи.

Я понял, что Назарбаев готовит очередную ловушку для очередной жертвы на тот случай, если она взбрыкнет и перестанет слушаться главного пастуха. Назарбаев не простит Тасмагамбетову ни разгон демонстрантов в микрорайоне Шанырак, ни проблемы с заражением детей спидом в Шымкенте и многое другое.

Какова бы ни была причина, результат уже оказался для президента очень тревожным: его ставленник вырос, а газонокосилка дала сбой. Ее насылают на Алма — Ату снова и снова, а она лишь в очередной раз ломает зубья. Президент уже открыто требует от своих подручных принести ему голову Тасмагамбетова, но молнии с Олимпа не причиняют теперь уже столичному Астанин–скому Акиму — мэру никакого вреда.

Сообщение информационного агентства, 11 сентября 2007, Астана:

«По поручению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в правительстве создана рабочая группа по вопросам застройки Алма — Аты, передает корреспондент агентства.

«Несмотря на мои прямые указания, продолжается застройка «Медео» высотными жилыми домами, все ущелье Малой Алматинки застроено до «Медео», в Бута–ковке все заграждено, нет людям прохода к речке.

Возмущению алмаатинцев нет предела. На Большой Алматинке — сотни строений без экологических норм, с нарушением закона», — говорится, в частности, в письме главы государства, которое озвучил на заседании правительства во вторник премьер–министр Карим Масимов.

Президент поручил правительству создать комиссию с участием Минфина, Минэкономики, МЧС, включить в комиссию правоохранительные органы и «прекратить этот наглый беспредел».

В соответствии с поручением президента глава правительства подписал распоряжение о создании рабочей группы, которую возглавил сам премьер–министр Карим Масимов.

В состав группы вошли заместитель генерального прокурора, министр индустрии и торговли, министр юстиции, министр по ЧС, министр охраны окружающей среды, а также председатель Комитета по земельным ресурсам.

Рабочей группе поручено до 20 сентября изучить поставленные президентом вопросы и внести предложения в правительство. Кроме того, данный вопрос, по информации К. Масимова, будет вынесен на заседание Совета безопасности. "

Если бы подобный правительственный гнев обрушился на любого другого гражданина Республики Казахстан, от того быстро не осталось бы и пятна — на то и автократическое государство существует. Впрочем, в большинстве случаев хватает и тихого распоряжения. А здесь интонация истерики: президент публично расписывается в своей неспособности «прекратить наглый беспредел»: «несмотря на мои указания, застройка продолжается».

Пожалуй, стоит упомянуть, что вся эта застройка начиналась и продолжалась с ведома президента и при его участии. Более того, глава государства сам владеет постройками в зоне, которую теперь требует расчистить. Все ведь понимают, что дело не в экологических нормах и не в заботе о свободном подходе к речке.

Дело в Тасмагамбетове.

Он приехал руководить в Алма — Ату, уже будучи состоятельным человеком, к тому же хорошо изучившим Назарбаева еще в бытность свою его помощником. Правление в богатом нефтью и осетровой икрой Атырау позволило ему коллекционировать шедевры народного ремесла и покупать квартиры народным писателям. Такие подарки приобретались, конечно, за счет областного бюджета — но благодарность уважаемых людей всегда была персональной. Так Имангали зарабатывал уважение и собирал вокруг себя армию преданных людей.

В отличие от президента, который на роль мецената и ценителя искусств уж никак не тянет, он всегда был своим человеком для поэтов и композиторов. С ним можно и народное творчество обсудить, и сладкими звуками его гитары насладиться — так сказать, приблизиться к «большому искусству».

Теперь президент опомнился и кинулся наверстывать упущенное. Изо всех сил он пытается теперь убедить алмаатинцев, что рост старой столицы — это личная заслуга Леонида Ильича, то есть Нурсултана Абишевича. Что это он, и никто иной, трудился, не покладая рук, обеспечивая благосостояние жителей этого города.

Астана по–прежнему остается его любимой игрушкой, его египетской пирамидой, возведенной в собственную честь — но он уже понял, как опасно игнорировать Алма — Ату.

И вот ленты информационных агентств стали пестреть такими текстами:

Сегодня глава государства Нурсултан Назарбаев открыл в Алма — Ате новую автодорожную развязку по проспекту Сейфуллина, которая соединит улицу Сат–паева и проспект аль-Фараби.

«Я лично Алма — Ата уделяю особое внимание, слежу, чтобы государственный бюджет нормально выделял денег. В прошлом году в бюджете в расходную часть города государством было выделено 67 миллиардов тенге, это 25 % расхода. В следующем году выделяется 80 миллиардов, то есть 30 % расходной части бюджета поставляется из государственного бюджета. И сам город своей работой зарабатывает деньги, которые позволяют строить в этом и следующем году 10 развязок, 6 из которых финансируются из центрального государственного бюджета», — сказал Н. Назарбаев. (3 августа 2007, Ама- Ата)

Но глава государства опоздал, и он сам прекрасно это понимает. Лучшее, что он смог придумать, чтобы нейтрализовать своего ставленника, это применить излюбленный прием диктаторов — задушить в объятиях. Того, кто растет слишком быстро, нужно приблизить к себе и держать рядом, не спуская глаз и не ослабляя объятий.

Имангали Тасмагамбетов уже не мэр Алма — Аты. Ему отдано в управление самое дорогое, что есть у Крестного Тестя — драгоценная столица Астана.